Август

Давай уже, август, вали потихоньку, с собой забирая хамсины, у нас тут проблемы, - у Хьюстона тоже, и он нам не сможет помочь. На нашем наречье так просто составить из "Сирии" слово "Россия", на нашей границе прожектор нацелен в слепую хрустальную ночь. Тем временем виртуальные френды гуляют в Восточной Европе, зачем же ты, август, туда … Читать далее Август

Реклама

Ворота

...И когда он придет, и оставит снаружи всю реальность, объятую белым огнем, то металлодетекторы не обнаружат ни единого следа металла на нем, и тогда мы увидим, что время настало, что стремились веками мы к нынешним дням, потому что ни капли, ни следа металла не должно и притронуться к этим камням. И по знаку его разорвутся … Читать далее Ворота

Мельницы

Сколько того лета - все желтеет в окне. Ангел, щурясь от света, думает обо мне. Вечность в своей постели дышит едва-едва. Очень медленно мелют Божии жернова. Ангел, я знаю имя - произнести боюсь. Между снами моими странный возник союз - между сном и бессмертьем, меж бессмертьем и днем, меж дневной круговертью и предсмертным огнем. Сколько … Читать далее Мельницы

Израиль. Туда и обратно

Время не менее важно для жизни, чем имя, время - оно ведь и город, не только слова. "Где будем жить? - "Ну конечно, в Иерусалиме! Странный вопрос! Ну конечно, где юность. Конечно, 02!" Только потом, постепенно спускаясь в долину, радуясь морю, пещеры и скалы кляня, через 03, подойдя к 04, к заливу, сможешь у кромки … Читать далее Израиль. Туда и обратно

Иерусалимский поезд

Иерусалимский поезд идет по туннелю, где стены - время, а свод - небеса. Леса сгорают и зеленеют, холмы от тлена хранят леса. Иерусалимский поезд течет руслам, недосягаемы их берега, там разве что ангелам место, грустным, крылатым, давшим покой ногам. Но ты живи пока, не беспокоясь, живи, где выпало, где тепло - покуда есть иерусалимский поезд, разделены … Читать далее Иерусалимский поезд

Месяцы

Сменяется месяц, отводит удар, и прошлое в будущем тает. Вот снова февраль переходит в адар, все смешивая и сплетая. И так оживляет нас тот перепад, когда, разливая чернила, мы ждем, наряжаясь, смеясь невпопад, ту радость, что боль заслонила, поскольку недаром дана нам земля, и этот вот холмик - недаром, где люди рыдающего февраля топтали веселье … Читать далее Месяцы

Портрет

Перетянуты струны, и еще не предел. И художник не юный, и давно не у дел, весь в заботах по пояс, но в тиши, не спеша, запускающий поиск по запросу "душа", не мечтая о Храме, не вникая всерьез, но в его инстаграме - море глаз, море слез. Тихий плач в этом шуме различить не дано, потому … Читать далее Портрет

Иерусалимский цикл

1. Нам это утро незнакомо. Оно догнало нас в аду, когда в долине Геенома вскочило в кузов на ходу. С утра старинная утрата вела свой путь среди долин, долиною Иосафата — взглянуть на свой Иерусалим. Как будто бы чело — корона, ласкали горло имена, и над долиною Кедрона рванулась память из окна, и знали мы, … Читать далее Иерусалимский цикл

Исход субботы

Наступает светило на собственный хвост, утопая в сияющей яме. Через двадцать минут после выхода звезд заполняется лента друзьями. И пейзажи, закаты, стихи и коты и рецепты бессмертья и хлеба заполняют пространство любой пустоты и уносятся в звездное небо. И сплетается эта незримая сеть, создавая миров очертанья, и навеки нам в ней, трепыхаясь, висеть, в лапах … Читать далее Исход субботы

В Загребе дождь…

В Загребе дождь. Небосвод переполнен. Длится мистерия грома и молний, вечность на фоне вечерней зари. Летом бывают дожди. Повтори. Где-то за гребнем пространства огромны. В Загребе молнии, в Загребе громы, с летнего неба потоком - вода. Я не увижу ее никогда. Только, быть может, в полете последнем, вспомнив о лете и щедрости летней, листьях опавших, … Читать далее В Загребе дождь…